Новости Гражданская инициатива

Беларусь и Россия: в одной лодке по волнам протестов

Александр Лукашенко чаще стал озвучивать постулат, что у России и Беларуси общие задачи и проблемы, хотя это реакция на события уже запоздала. Запущенные весной прошлого года деструктивные процессы не только укоренились в пределах синеокой, но и перекинулись на Россию. Теперь правящим элитам обоих государств придется действовать на два фронта, в то время как при своевременной оценке ситуации, можно было купировать проблему в зачатке.

Год назад Минск проигнорировал предложение Москвы о реанимации союзных отношений и переводе их в практическое русло, усмотрев угрозу суверенитету. Речь о пресловутых дорожных картах белорусско-российской интеграции. Именно с этого начинается отсчет беспрецедентным проблемам, с которыми столкнулось белорусское государство.

Судя по тому, как качественно белорусская прозападная оппозиция провела летнюю выборную кампанию, программу действий тщательно готовили загодя. Ждали только подходящий момент. Сочинская размолвка с Россией вылилась в снижение поставок российской нефти, затем усугубилась ковидным фактором, подорвавшим не только национальную экономику, но и доверие белорусов к власти. Запад дал отмашку.
Эффект был столь ошеломляющим для белорусской власти, что даже наиболее последовательные государственники не решались на оптимистичные прогнозы. Трудно сказать, чем бы все закончилось, если Москва, поставившая союзные интересы выше личностных отношений, не проявила солидарность и не встала на защиту белорусской республики.

На удивление, выводы не сделаны. Минск до сих пор не воспринимает протест всерьез, пытаясь выдать лидеров оппозиции за недостойных внимания персон. Количество выходящих на акции считают так, чтобы цифра казалась ничтожной. По ряду причин, визуальная массовость протестов в Беларуси действительно уже не та, что была на старте. Но весной брожения снова примут активную форму. С теплой погодой в общество придут романтические настроения, жажда перемен… Но главное – породившие кризис причины не устранены.

Власть пытается свести проблему к внешнему фактору. В то время как следовало бы задаться вопросом – почему так много белорусов вдруг оказалось в протесте? Отчего именно теперь Запад нащупал благодатную почву для своих начинаний? Ответ очевиден – некогда востребованная концепция управления устарела. Чрезмерный консерватизм сдерживает развитие, а авторитаризм – инициативность госслужащих, что в совокупности приводит к застою.

Накопившаяся в обществе усталость подошла к точке кипения, чем и воспользовались оппоненты власти. Уточню, что речь не о классической прозападной оппозиции. «Старая гвардия» в ходе президентских выборов на управленческий уровень не допущена. В авангарде совершенно новая команда, что свидетельствует о выходе противостояния на финальный круг.

Казалось, если оппозиция применила инновации, то и государство не может держаться старых схем, которые изучены и предусмотрены соперником. Все же власть по привычке обращается к традиционным мерам, утратившим эффективность. Между тем, даже косметические реформы способны снизить накал, лишив протестную среду количественного фактора.

В идеале для стабилизации обстановки в Беларуси надо демократично распределить верховные полномочия между президентом, премьером и парламентом. Быстро это сделать не удастся. А вот что необходимо сделать в максимально сжатые сроки, так это наладить партийное строительство. В свое время, в аналогичной ситуации Россия простимулировала создание новых партий и получила отличный результат. Только данную инициативу надо было развить и впустить в парламент конструктивно-оппозиционные партии. Этого не случилось, и хорошая попытка не дала желаемый результат. Политический процесс должен находиться в состоянии перманентного развития.
Своевременно запущенный маховик обновления партийной системы может стать катализатором реформ в целом, ибо новые партии – это новые люди и свежие взгляды. Консерваторы сами себя не изменят. Сейчас в Беларуси нет политических партий в полном смысле слова. Есть 15 зарегистрированных, чьи списки не обновлялись с 90-х, с момента учреждения. К тому же, последние 20 лет партии не вели сколь-нибудь активной деятельности, напоминая о своем существовании только к выборам. Поэтому вопрос стоит не о развитии партстроительства, а зарождении в стране партийной системы как таковой.       

Появление в Беларуси новых партий и нового парламента выведет на иной качественный уровень и дело построения Союзного государства. Действующая белорусская правящая элита не демонстрирует рвения в продвижении белорусско-российской интеграции. Консервативную правящую группу, настороженно воспринимающую всякую инновацию, устраивает нынешний формат отношений. Есть проблемы и с восприятием союзной тематики в белорусском обществе. За три десятка лет существования суверенной республики белорусы свыклись с мыслью о независимом статусе страны. А молодое поколение вовсе не испытывает чувства ностальгии по советской эпохе, о которой имеет поверхностное представление. Целое поколение не обладает имперским мировоззрением и не знакомо с некогда единой для белорусов и россиян системой ценностей.

Продвижением союзного вопроса должны заниматься спаянные в партийную группу политики нового уклада. Есть условные сторонники интеграции в пуле зарегистрированных белорусских партий. Но находящиеся под чрезмерной опекой государства, они несамостоятельны в суждениях и поведении. Новые же политические группы полны решимости действовать без оглядки. 

В канун Всебелорусского народного собрания белорусы разделились на тех, кто скептически относится к форуму, и тех, кто ожидает слишком многого. Истина как всегда посредине. Стране надо с чего-то начинать и лучше это сделать с решения партийного вопроса: направим поток гражданской энергии в партии, а затем через партийных представителей – в новый по качеству парламент, который станет генератором реформаторских по смыслу законов. Резкие же масштабные перемены белорусское общество не переварит. На примере горбачевской эпохи мы убедились, что чрезмерно быстрая трансформация системы несёт больше вреда, чем пользы.

Признаем, что при внешней устремленности к переменам, внутренне белорусы к реформам не готовы. Только желания недостаточно. Надо учиться политической культуре, стать постоянными участниками политического процесса и в конце концов сформировать Гражданское общество. Без такого багажа инициировать широкие реформы губительно.
Один из представителей российской прозападной оппозиции заметил, что успехи протестного движения в Беларуси вдохновили сторонников западного вектора развития в России, ибо если даже в тихой, стабильной гавани получается раскачать ситуацию, то в других уголках постсоветского пространства и подавно. Значит, нейтрализацию процессов, направленных на слом государств Русского мира, тоже надо начинать в Беларуси. И ответственность за решение этой задачи лежит не только на белорусском руководстве, но и новом поколении политиков, непосредственных участников формирования современной партийной системы, призванной стабилизировать политическую ситуацию и установить сбалансированную модель общественно-политических отношений.

Глеб Волков,