Новости Гражданская инициатива

Не будет протестов - не будет и диалога. Владимир Груздев о ситуации в Белоруссии и Лукашенко


Часть протестующих негативно восприняли факт признания Кремлём итогов выборов в Беларуси и выделение кредита, они считают, что Россия тем самым поддерживает режим Лукашенко и помогает ему остаться у власти, а деньги он потратит на силовиков
Об этом член президиума оргкомитета пророссийской партии «Союз» Владимир Груздев рассказал в интервью изданию Украина.ру.
Сейчас в Белоруссии установилось хрупкое равновесие. Лукашенко при помощи России удалось удержать власть, но протесты оппозиции и несогласных с результатами президентских выборов продолжаются.

- Владимир, как известно, Светлана Тихановская выдвинула ультиматум Лукашенко и дала ему время до 25 октября, иначе «вся страна мирно выйдет на улицы с народным ультиматумом». Как вы считаете, зачем и почему Тихановская пошла на такой шаг?

— В первую очередь потому, что быстрый блицкриг, на который рассчитывали протестующие, провалился, не удалось устроить всеобщую забастовку, не удалось произвести революцию, не удалось парализовать страну.
Поскольку наступают холода, уже на улицах нельзя будет находиться длительное время, как это было летом, часть протестующих переехали в соседние страны, часть разочаровались и находятся в депрессии, поэтому на исходе сил Тихановская призывает к решающей, по её мнению, атаке.С наступлением холодов людей будет собирать сложнее, затем начнётся подготовка к новогодним праздникам, и люди будут меньше времени тратить на протесты.

- Можно ли сказать, что Тихановская реально действует от лица протестующих в Белоруссии? Или за ней стоят некие мощные силы?

— Оба утверждения верны. Безусловно, за Тихановской на текущем этапе стоят мощные силы, ей покровительствуют депутаты Европарламента и практически всё прибалтийское и польское руководство. Большинство протестующих считают её законно избранным президентом, и можно сказать, что она действует от их имени.
Но Тихановская не политик, это в первую очередь знамя антиЛукашенко, она этого не скрывает. Конечно, её консультируют о том, что делать, пишут тексты и направляют в нужную сторону западные советники.

- На ваш взгляд, способна ли Тихановская действительно мобилизовать большое количество людей в Белоруссии на «мирный выход на улицы»? И что Лукашенко может этому противопоставить?

— На мой взгляд, Тихановская уже мобилизовала весь протестный электорат, и пик пришёлся на первые три дня после выборов. Сейчас произошло существенное затухание протестов, они сузились до столичных акций выходного дня, на которые подтягиваются резервы с регионов. Время сейчас играет на руку Лукашенко, поскольку приближаются холода и у протестующих заканчиваются ресурсы, приходят разочарование и усталость.
Противопоставить этому Лукашенко может общественный диалог, не его имитацию, а действительно широкий общественный диалог и не только с четырьмя организациями — «Белая Русь», профсоюзы, ветеранская и женская организации, — но и с действующими политическими партиями и общественными объединениями. Вообще хорошо было бы провести всебелорусскую горячую линию с народом, как делает это Владимир Путин.
Это позволило бы немного снять накал страстей и показать, что власть готова к диалогу и предоставляет для этого площадки. Также необходимо запускать конституционную реформу, да, она не решит всех проблем, но поможет переключить внимание на конструктив.

- В самый разгар политического кризиса Лукашенко заявлял, что согласен на реформы. Однако сейчас у экспертов создаётся впечатление, что всё спускается на тормозах, — Лукашенко продолжает угрожать протестующим, силовики жестко разгоняют уличные акции, никакого реального диалога не происходит (встречу в СИЗО КГБ вряд ли можно считать полноценным диалогом). Как вы считаете, как будет действовать Лукашенко? Пойдет ли он на некие изменения, в том числе обещанные Владимиру Путину, или будет пытаться имитировать процесс и тянуть ситуацию? Что делать российскому руководству в том случае, если Лукашенко и дальше будет избегать выполнения своих обязательств?

— Лукашенко будет действовать жестко, как он действовал всегда. Ему тяжело идти на диалог, тем более с оппонентами и тем более на равных, но чем больше протестующих на улицах, тем больше будет изменений. Если протесты пропадут окончательно, то, возможно, и существенных реформ не состоится.
Тяжело, но будут исполняться договорённости, поскольку Беларусь находится в системном кризисе, и выход из него без помощи со стороны России становится невозможным. Чем больше на Лукашенко будут давить Евросоюз и США, тем больше он будет двигаться в сторону России, но при этом продолжать поиск поддержки со стороны Китая и арабского мира, турков, чтобы как-то балансировать.

- Может ли радикализироваться белорусский протест? И если да, какие условия должны для этого сложиться?

— Может, он стал более радикальным после событий в Киргизии. Многие протестующие начали писать, что киргизы молодцы, почему мы так не можем и т.д. Опять же осенняя депрессия может подвести часть протестующих к неадекватным действиям, было уже самосожжение мужчины возле РОВД в одном из городов-спутников Минска.
Понимание того, что более чем двухмесячные протесты не приносят результат, будет вынуждать часть протестующих идти на более радикальные действия для победы революции. Возможно, в эти выходные агрессии как раз и станет больше, так как истечёт срок ультиматума Тихановской. И последний месяц протестующие как мантру произносят, что пора дожимать режим.

- На ваш взгляд, повлияло ли как-то происходящее в Белоруссии в последние месяцы на отношение белорусов к России? Как в целом сейчас они относятся к нашей стране?

— Безусловно, повлиляло. Часть протестующих, которые и до этих выборов имели проевропейские взгляды, негативно восприняли факт признания Кремлём итогов выборов в Беларуси и выделение кредита, т.к. считают, что Россия тем самым поддерживает режим Лукашенко и помогает ему остаться у власти, а деньги он потратит на силовиков.
Большинство бюджетников и работников госпредприятий, которые имели нейтральные либо пролукашенковские взгляды и до выборов, расценивают действия России как подставленное братом плечо в тяжёлую минуту и благодарны, что Россия в очередной раз защитила Беларусь на международной арене. В целом в белорусском обществе произошёл раскол.

- Владимир Путин поддержал Лукашенко, признал его президентом. Популярно было мнение, что сейчас ускорится процесс реальной интеграции двух стран, создание Союзного государства. Какие у вас прогнозы на этот счёт? И какой вы видите оптимальную интеграцию России и Белоруссии?

— На этот вопрос я частично ответил в предыдущем, у протестующих решение не популярно, бюджетникам это решение нравится больше. Есть ещё и третье мнение — чтобы страна не вошла в зону турбулентности, Лукашенко как антикризисный менеджер может сохранить свой пост на 2-3 года, чтобы провести конституционную реформу и после референдума новые президентские выборы. Есть надежда, что загнанный в угол Лукашенко всё-таки примет верное решение и пойдет на союзную интеграцию.
Думаю, что поэтапно, в обычном режиме, не форсированном будут подписываться интеграционные карты, и снижение цен на роуминг подтверждает этот тезис. Скорее всего Россия будет выдавать кредиты взамен подписания интересующих интеграционных карт, с российской стороны будет идти прагматизация отношений.
Мы бы хотели, чтобы пришли инвестиции российских государственных корпораций в белорусскую промышленность, т.к. ей необходима реальная модернизация производственных ресурсов, но денег на это нет. При этом не хотелось бы, чтобы Россия скупала предприятия целиком, думаю, что можно продавать 49% акций под условия модернизации, также необходимо, чтобы белорусские предприятия вписывались в российские технологические цепочки и в программу импортозамещения.Хотелось бы, чтобы белорусы смогли получать ИНН, СНИЛС, доступ к порталу госуслуг напрямую из Беларуси, без выезда в Россию, т.к. граница официально закрыта, а многие российские компании на удалёнке, и с учётом 25% девальвации белорусского рубля с удовольствием стали бы работать на российские, преимущественно московские компании.
Хотелось бы, чтобы белорусам стали доступны удобные цифровые сервисы, какие есть у «Тинькоффа», российского Сбербанка, чтобы карты российских банков можно было получить в Беларуси, подключиться к российским мобильным операторам, взять кредит под более низкие проценты, чем в Беларуси.